Навигация по сайту
наверх

«Мы должны быть мудрее наших процессуальных противников»

9 августа в Москве Федеральная палата адвокатов РФ провела конференцию «Профессиональные права адвокатов: нарушения и защита»

Москва 09.08.2019 13:10
0 496

«Мы должны быть мудрее наших процессуальных противников»

В конференции приняли участие заместитель министра юстиции РФ Денис Новак, руководство и представители Федеральной палаты адвокатов РФ, Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, комиссий адвокатских палат субъектов РФ по защите прав адвокатов, зарубежных адвокатур, правозащитных организаций и научных учреждений, адвокаты большинства адвокатских палат субъектов РФ. Состоялось обсуждение общих проблем в сфере защиты прав адвокатов, в том числе в зарубежных странах, а также обмен опытом работы региональных комиссий. Прозвучавшие на конференции предложения будут обобщены и использованы в работе ФПА РФ и региональных адвокатских палат.

От зарубежных адвокатских сообществ в конференции участвовали член Совета палаты адвокатов Парижа Франсуаза Эке и директор по международному сотрудничеству Федеральной палаты адвокатов Германии Вероника Хоррер.

Модераторы конференции – президент ФПА РФ Юрий Пилипенко, первый вице-президент ФПА РФ, президент Адвокатской палаты Санкт-Петербурга Евгений Семеняко, вице-президент ФПА РФ, председатель Комиссии Совета ФПА РФ по защите профессиональных прав адвокатов, первый вице-президент Адвокатской палаты г. Москвы Генри Резник, вице-президент ФПА РФ Светлана Володина.

В повестке конференции были следующие темы:

– идеология современной защиты прав адвокатов; поиск баланса между защитой и самозащитой прав адвоката;

– основные виды нарушений прав адвокатов, последние тенденции в этой сфере;

– факторы, способствующие нарушениям прав адвокатов;

– изменения в законодательстве и судебной практике, необходимые для обеспечения дополнительных гарантий независимости адвокатов при осуществлении ими профессиональной деятельности, в том числе для реализации ими профессиональных прав;

– работа комиссий адвокатских палат по защите прав адвокатов, возможности ее развития, обмена практическим опытом и его обобщения;

– проблемы защиты прав адвоката в суде, в том числе по вопросам, касающимся санкционирования следственных действий в отношении адвоката;

– защита прав адвокатов в практике Европейского суда по правам человека.

Открывая конференцию, президент ФПА РФ Юрий Пилипенко отметил, что впервые в таком формате Федеральная палата адвокатов собирает представителей адвокатских палат, которые занимаются защитой профессиональных прав адвокатов. Целью конференции он назвал необходимость обозначить проблемы в этой сфере и предложить пути их решения. Напомнив коллегам о посвященном этим вопросам круглом столе «Защита прав адвокатов как инструмент обеспечения правосудия», который 20 марта 2019 г. провел с участием ФПА РФ Комитет Совета Федерации ФС РФ по конституционному законодательству и государственному строительству, он сообщил, что, по данным ФПА РФ, общее количество нарушений прав адвокатов в течение последних лет не увеличивается, а в некоторых сферах даже сокращается.

Заместитель министра юстиции РФ Денис Новак в своем приветственном слове отметил, что с большим вниманием относится к этой конференции, само название которой отражает серьезный пласт проблем, стоящих перед адвокатурой. Негативные проявления, с которыми приходится сталкиваться адвокатам, отражаются не только на их правах, но и на правах доверителей, которых они защищают. Денис Новак обратил внимание на широкий спектр вопросов, включенных в повестку конференции, добавив, что ФПА РФ и Минюст России приложили немалые усилия к решению проблемы нарушения права адвокатов, участвующих в судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного расследования или суда, на вознаграждение за труд, и достигли определенного успеха.

Денис Васильевич заверил, что Минюст России и в дальнейшем будет оказывать поддержку адвокатуре как независимому институту гражданского общества, без которого невозможно функционирование правосудия и обеспечение права граждан на получение квалифицированной юридической помощи. Также он выразил готовность Министерства юстиции предоставлять Федеральной палате адвокатов, на которую возложена функция взаимодействия адвокатуры с государством, помощь и поддержку в диалоге с другими государственными органами.

Участники дискуссии:

– заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, вице-президент АП Санкт-Петербурга Юрий Новолодский;

– заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант;

– президент Гильдии российских адвокатов, ректор Российской академии адвокатуры и нотариата Гасан Мирзоев;

– член Комиссии Совета ФПА РФ по этике и стандартам, вице-президент АП Ленинградской области Денис Лактионов;

– председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Санкт-Петербурга Сергей Краузе;

– вице-президент ФПА РФ, президент АП Красноярского края Ирина Кривоколеско;

– вице-президент ФПА РФ, президент ПА Нижегородской области Николай Рогачев;

– адвокат АП г. Москвы Александр Пиховкин;

– заместитель председателя Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам, президент АП Орловской области Сергей Мальфанов;

– председатель Комиссии Совета АП г. Москвы по защите профессиональных и социальных прав адвокатов Роберт Зиновьев;

– президент АП Иркутской области Олег Смирнов;

– председатель Комиссии по защите профессиональных и социальных прав адвокатов АП Брянской области Тамара Мельникова;

– член Совета Палаты адвокатов Парижа Франсуаза Эке;

– адвокат АП г. Москвы Рустам Чернов;

– адвокат АП Свердловской области Сергей Колосовский;

– председатель Комиссии Совета АП Чувашской Республики по защите профессиональных и социальных прав адвокатов Владимир Романов;

– адвокат АП Московской области Кирилл Маментьев;

– член Совета АП Белгородской области Борис Золотухин;

– адвокат АП г. Москвы Татьяна Проценко;

– советник ФПА РФ, заместитель заведующего кафедрой Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА) Сергей Макаров;

– член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, адвокат АП г. Москвы Юрий Костанов;

– директор по международному сотрудничеству Федеральной палаты адвокатов Германии Вероника Хоррер;

– адвокат АП Тверской области Алексей Иванов;

– член Совета АП Ростовской области, председатель Комитета по защите профессиональных прав адвокатов Максим Хырхырьян;

– адвокат Международной правозащитной группы «Агора» Александр Попков;

– советник ФПА РФ, вице-президент АП Ставропольского края, председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП Ставропольского края Нвер Гаспарян;

– президент АП Новосибирской области Андрей Жуков;

– вице-президент АП Омской области Евгений Забуга;

– вице-президент Гильдии российских адвокатов, проректор Российской академии адвокатуры и нотариата, адвокат АП г. Москвы Андрей Рагулин;

– адвокат АП г. Москвы Ольга Власова;

– преподаватель кафедры адвокатуры МГЮА, адвокат АП г. Москвы Дарья Шарапова;

– вице-президент АП Тульской области Сергей Прозоров.

Идеология защиты, баланс между защитой и самозащитой

По словам заместителя председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов Юрия Новолодского, нарушения профессиональных прав адвокатов приобретают системный характер. Правоприменительные органы вырабатывают все новые способы нарушений, причем на сегодня, как ни странно, самая большая опасность в этом отношении исходит от судов. Так, «последние несколько лет суды были вооружены странным оружием – удалением из процесса адвокатов. Мы понимаем, что есть такие, которых надо удалять, но мы можем сказать, во что это вылилось на практике». Судья препятствует адвокату исследовать фактические обстоятельства, а если тот настойчиво возражает, выносит решение об удалении его из зала заседания. Таким образом, фактически адвоката лишают возможности заниматься исследованием доказательств в ходе судебного следствия.

Адвокатура должна не только фиксировать нарушения профессиональных прав адвокатов, но и активно реагировать на них, противодействовать им, уверен Юрий Михайлович. Он считает, что необходимо, собрав и обобщив негативную практику, обратиться к Верховному Суду РФ с просьбой разъяснить судьям право адвокатов участвовать в исследовании доказательств. Также он считает целесообразным принятие Пленумом ВС РФ постановления с разъяснениями, какие именно нарушения со стороны адвоката могут повлечь его удаление из зала судебного заседания.

Для противодействия нарушениям в АП Санкт-Петербурга создан институт уполномоченных по защите прав адвокатов. Они «действуют онлайн», то есть максимально оперативно и эффективно. Юрий Новолодский предложил другим палатам образовать такие институты, сообщив, что создаются несколько региональных бюро уполномоченных по защите прав адвокатов.

В целом, по мнению Юрия Михайловича, адвокатура должна в полной мере стать институтом гражданского общества, активно выражая свою правовую позицию в связи с нарушениями закона и прав граждан.

Заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов Вадим Клювгант поддержал тезисы Юрия Новолодского, в частности, о том, что «голос корпорации должен звучать тогда, когда массово нарушаются профессиональные права адвокатов и основополагающие принципы, как это было на последних акциях в Москве и последующих событиях». Он сообщил, что АП г. Москвы выступила с открытым обращением, направив его министру внутренних дел, генеральному прокурору и председателю Следственного комитета. В этом документе «сделан акцент на том, что такие действия по додумыванию, если не сказать фальсифицированию оснований осуществления плана "Крепость" как предлога для недопуска адвокатов к подзащитным – это грубейшее нарушение конституционных прав наших доверителей и профессиональных прав адвокатов».

Переходя к основной теме своего выступления – поиск баланса между защитой и самозащитой прав адвоката, Вадим Клювгант напомнил коллегам: «Каждый из нас – самодостаточная единица. У нас есть возможность и обязанность использовать такой способ защиты наших профессиональных прав, как самозащита». По его мнению, защита и самозащита профессиональных прав адвокатов не могут существовать друг без друга. При этом под самозащитой он подразумевает «прежде всего разумную осмотрительность и ответственность адвоката как независимого профессионального советника, иными словами, проактивное управление профессиональными рисками».

Говоря об изменениях в законодательстве, необходимых для обеспечения профессиональных прав адвокатов, он назвал три законопроекта, которые внесены в Государственную Думу, но «лежат без движения»: о введении ответственности за воспрепятствование деятельности адвоката (без которой «произвол будет нарастать»); о законодательном закреплении «гонорара успеха» (отсутствие решения этой задачи ведет к привлечению адвокатов «в том числе к уголовной ответственности с арестами, особенно в условиях растущих посягательств на адвокатское вознаграждение»); о дополнениях и изменениях процессуального законодательства, направленных на установление дополнительных гарантий адвокатской деятельности.

По словам Вадима Владимировича, эти законопроекты потонули в дискуссиях по иным вопросам внутренней адвокатской жизни, ни один из которых «не сопоставим по важности и срочности с вопросами об ответственности за воспрепятствование нашей деятельности, о гонораре и о гарантиях». Он предложил консолидировать усилия корпорации и направить их на действительно неотложные и жизненно важные вопросы, что было бы «очень правильной самозащитой».

Продолжая тему единства защиты и самозащиты, Вадим Клювгант привел еще несколько примеров.

«Добиваясь признания недопустимой ревизии извне отношений адвоката и доверителя, в том числе ревизии условий соглашения с доверителем, мы защищаем этим свои права. Правильно делаем. Это же касается нашего права не быть заложниками доверителей, длительно не выполняющих свои обязательства перед нами. Но очевидно, что добиться этого невозможно, если предмет и другие условия соглашения непрозрачны. Отчетность или отсутствует, или недостоверна. Избавить свою практику от этих опасных недостатков – та самозащита каждого из нас, без которой невозможна и защита».

Защита адвокатов от обвинений в незаконной деятельности в пользу своего доверителя, будь то обвинение в фальсификации доказательств, соучастии с доверителем или в чем-либо еще – долг корпорации, но «такая защита возможна тогда только, когда сам адвокат соблюдал императив о том, что закон и нравственность – выше воли доверителя. Значит, соблюдение этого императивного требования – тоже необходимая самозащита».

Разъяснения, рекомендации советов палат о действиях при вызове на допрос, при обыске, отобрании подписки о неразглашении, недопуске к подзащитному, участие представителей палаты в следственных действиях в отношении адвоката – важнейшие способы защиты профессиональных прав, но знание адвокатами этих разъяснений и рекомендаций, а самое главное, следование им – не менее важные способы самозащиты.

Одним из наиболее эффективных способов защиты прав адвокатов и корпорации в целом от необоснованных нападок государства, наветов недобросовестных доверителей и недобросовестных коллег Вадим Владимирович назвал дисциплинарную практику. «В основе этой защиты – презумпция добросовестности адвоката, причем любого адвоката, независимо от чьих-то симпатий и антипатий. Нам нужно уметь защищаться и от самих себя, от двойных стандартов в отношении друг друга».

Защита и самозащита прав адвокатов путем протестного поведения – процессуального, непроцессуального, индивидуального, коллективного, считает Вадим Клювгант, бывает нужна и оправдана, но только «по правилам необходимой обороны, крайней необходимости и обязательно с сохранением достоинства, а не как забиячество, мальчишество и нарциссизм. И уж точно не относятся ни к защите, ни к самозащите наших прав популизм, демагогия, интриги и доносительства внутри корпорации, а тем более с вынесением всего этого вовне. Такое поведение, на мой взгляд, скорее напоминает членовредительство, чем защиту и самозащиту».

«Давайте, уважаемые коллеги, находить и поддерживать здоровый баланс нашей защиты и нашей самозащиты. Это можем сделать только мы с вами, никто другой за нас этого не сделает, цена вопроса очень высока», – заключил заместитель председателя Комиссии по защите прав адвокатов.

Во время дискуссии были рассмотрены следующие нарушения прав адвокатов:

– необоснованное удаление адвоката из судебного процесса;

– фактическое лишение адвоката права заниматься исследованием доказательств в ходе судебного следствия;

– насилие в отношении адвокатов со стороны представителей правоохранительных органов;

– запрет приносить на свидание с доверителем в учреждения УФСИН необходимую для оказания юридической помощи технику (телефон, фотоаппарат, ноутбук);

– запрет проносить технику в помещения органов внутренних дел;

– нарушения конфиденциальности беседы с доверителем в следственном изоляторе;

– недостаток помещений для свиданий с доверителями в следственных изоляторах, вследствие чего адвокатам приходится подолгу ожидать своей очереди;

– недопуск адвокатов к задержанным во время протестных акций;

– незаконное использование терминов «адвокатская деятельность», «адвокатура», «адвокат», «адвокатская палата», «адвокатское образование», «юридическая консультация» или словосочетаний, включающих в себя эти термины, организациями, не имеющими отношения к адвокатуре;

– незаконные процессуальные действия в отношении адвокатов (обыски, изъятие документов, вызовы на допрос в качестве свидетелей в связи с оказанием юридической помощи);

– латентные нарушения в процессе (например, отсутствие реакции суда на аргументированное заявление адвоката о фальсификации части протокола судебного заседания);

– «двойная защита», когда суд в случае неявки в судебное заседание адвоката по соглашению назначает другого адвоката и отклоняет ходатайство подзащитного об отказе от «дублера» независимо от того, есть ли уважительные причины неявки;

– применение судом введенного постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 30 июня 2015 г. № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве"» понятия «злоупотребление правом на защиту» для пресечения активности адвоката в процессе;

– произвольное толкование ст. 15 Закона об адвокатуре, гарантирующей адвокату право на беспрепятственный доступ в здания судов (предъявление адвокатам общих требований к посетителям суда, установленных ведомственными актами);

– задержки начала судебных заседаний на шесть-семь часов;

Общие причины нарушений прав адвокатов:

– снижение качества образования, в том числе юридического;

– правовой нигилизм как следствие несоответствия правоприменительной практики задачам следствия;

– наличие коррупционных проявлений в государственном аппарате;

– недостаточно высокий авторитет адвокатуры у государства и общества;

– наличие вокруг адвокатуры негативного информационного фона, в том числе искусственно создаваемого противниками и конкурентами;

– недостаточное нормативное регулирование;

– игнорирование правоприменителями законодательно установленных прав адвокатов;

– поведение самих адвокатов, которые нередко, во-первых, игнорируют грань, отделяющую свободу от вседозволенности, а во-вторых, начинают ассоциировать себя со своими доверителями.

Предложения по устранению этих негативных факторов:

– повышение качества юридического образования, изменение учебных планов и программ, введение лекций по повышению квалификации для сотрудников правоохранительных органов;

– налаживание взаимодействия с первыми лицами всех ветвей власти, с руководителями правоохранительных органов;

– активное создание позитивной информационной среды;

– повышение роли адвокатуры как института гражданского общества;

– совершенствование законодательства;

– восстановление института наставничества, укрепление традиций адвокатуры.

Предложения по изменению законодательства и судебной практики:

– введение ответственности за воспрепятствование адвокатской деятельности;

– законодательное закрепление «гонорара успеха»;

– принятие дополнений и изменений процессуального законодательства, направленных на установление дополнительных гарантий адвокатской деятельности, в том числе закрепление в УПК РФ полномочий представителя палаты, участвующего при проведении в отношении адвоката следственных действий (обыска, выемки, осмотра);

– введение ответственности за применение в отношении адвоката насилия при осуществлении им профессиональной деятельности;

– подготовка Верховным Судом РФ разъяснений, касающихся права адвоката исследовать доказательства в ходе судебного следствия и постановления Пленума ВС РФ, содержащего разъяснения о том, какие именно нарушения со стороны адвоката могут повлечь его удаление из зала судебного заседания.

Предложения по созданию новых корпоративных инструментов для защиты прав адвокатов:

– ориентировать Научно-консультативный совет ФПА РФ с привлечением лучших ученых исследовать причины и условия появления нарушений прав адвокатов, сформулировать предложения по их устранению и подготовить для публикации доклад по этим вопросам;

– ввести систему страхования рисков уголовной ответственности адвоката путем создания из выплачиваемых адвокатами на эти цели взносов специального фонда для выплаты вознаграждения его защитникам в случае возбуждения в его отношении уголовного дела;

– создать специальный ресурс по обмену опытом между региональными комиссиями по защите прав адвокатов;

– включить в Кодекс профессиональной этики адвоката дополнение, согласно которому дисциплинарное производство возбуждается при наличии допустимого повода и допустимых оснований;

– оплачивать работу в комиссии по защите прав адвокатов из специального фонда, который будет формироваться из взносов, выплачиваемых адвокатами на эти цели;

– обобщить практику совершаемых адвокатами в своей деятельности ошибок, которые влекут уголовное преследование, и включить это обобщение в курс профессионального обучения;

– создать банк судебных решений по вопросу об участии адвоката в судебной процедуре по обжалованию решения о вызове его на допрос в качестве свидетеля, поскольку в настоящее время такая практика неоднородна.

Совершенствование работы комиссий по защите прав адвокатов:

– ввести в адвокатских палатах институт уполномоченных по защите профессиональных прав адвокатов, создать межрегиональные бюро полномочных представителей;

– организовать оперативное поступление в комиссии актуальной информации от адвокатов о нарушениях их прав;

– создать на сайтах палат специальный раздел, где размещены сведения о составе комиссии, положение о комиссии, ее разъяснения;

– включить в программы повышения квалификации защиту профессиональных прав адвокатов, проводить специальные тренинги;

– организовать работу комиссий со средствами массовой информации во всех случаях, когда дела приобретают определенную публичную значимость, чтобы доводить до общества позицию палаты;

– инициировать обжалование отказа в предоставлении информации по адвокатскому запросу на уровне палат, чтобы по жалобе адвоката комиссия от его имени обращалась в орган, отказавший в предоставлении необходимых сведений;

– сначала на региональном, а затем на федеральном уровне обобщить информацию о том, какие ведомства отказывают в предоставлении информации по адвокатским запросам и по каким основаниям;

– ввести в практику комиссий по защите прав адвокатов специальную процедуру (включающую сбор документов, проведение экспертиз и т.д.), которая существенно повысит эффективность их работы.

Завершение дискуссии

Дискуссия завершилась выступлениями председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов Генри Резника и первого вице-президента ФПА РФ Евгения Семеняко.

Генри Резник заметил, что участники обсуждения «оперировали в основном вопиющими случаями», но статистика показывает положительную тенденцию – количество некоторых видов нарушений пошло на убыль (в том числе снизилось число отказов в допуске адвокатов к участию в процессуальных действиях). Хотя при этом количество, например, обысков не уменьшается.

Что касается такого нарушения, как вызов адвоката в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием, то стоит проследить, как будет развивается практика после принятия Конституционным Судом РФ определения от 11 апреля 2019 г. определения № 863-О, где КС указал, что проведение следственных действий в отношении адвоката, включая его допрос в качестве свидетеля, и ОРМ допускается только на основании судебного решения. По мнению Генри Марковича, если следователь пытается выбить адвоката из процесса, ничто не может его остановить, этот интерес превалирует над законом.

Причем появляются и новые вызовы – например, в отношении адвокатов возбуждаются уголовные дела по статьям, которые ранее в отношении адвокатов не применялись. В частности, выдвигаются обвинения в фальсификации доказательств, тогда как сведения, собранные адвокатом, в том числе представленные им документы, доказательствами еще не являются (для признания тех или иных сведений доказательствами необходимо выполнение правил, предусмотренных процессуальным законодательством). Исключительной ситуацией является применение к адвокатам насилия.

Говоря о роли Федеральной палаты адвокатов и адвокатских палат в защите прав адвокатов, Генри Маркович отметил, что бывают ситуации, когда ФПА берет под контроль определенные нарушения, но за работу по защите отвечают непосредственно региональные палаты. «Мы с Юрием Михайловичем pro bono защищаем нескольких коллег», – заметил он, добавив, что адвокатам не следует обращаться к нему как к председателю Комиссии Совета ФПА РФ, минуя региональную палату. По его словам, работа по защите прав адвокатов становится эффективной, если, начавшись с конкретного случая, выходит на обобщение практики, а в дальнейшем – на подготовку предложений по изменению законодательства.

«Мы должны поставить перед собой амбициозную задачу: каждое нарушение прав адвоката должно рассматриваться как чрезвычайное происшествие. Мне кажется, что изменения законодательства дадут нам больше оснований продвинуться к этой цели, но для этого надо действовать не только мужественно и последовательно, но и очень профессионально. Мы должны быть мудрее наших процессуальных противников».

Евгений Семеняко подчеркнул: «Каждое действие, направленное на урон престижа и авторитета нашей профессии, нашей корпорации должно также влечь реакцию осуждения… Любая корпорация уважаема, когда она умеет защищать себя и свои профессиональные достижения, защищать не только отдельных профессионалов, но и достоинство корпорации в целом».

Итоги

Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко сказал, что на конференции прозвучало много идей, по ее результатам «мы обязательно вернемся к обсуждению необходимости переформатирования работы федеральной комиссии по защите прав адвокатов», с учетом того, что она должна играть в основном методологическую роль, а «первый эшелон защиты должен находиться в регионах». Он предложил указывать на сайтах палат номера телефонов, по которым адвокаты могли бы в экстренном порядке сообщать о нарушениях своих прав. В адвокатских образованиях, добавил Юрий Сергеевич, тоже должны быть механизмы, нацеленные на защиту прав адвокатов.

Говоря о вкладе Федеральной палаты адвокатов в совершенствование правоприменительной практики, он сообщил, что в настоящее время в подготовке проектов практически всех постановлений Пленума ВС РФ по вопросам уголовного судопроизводства участвуют представители ФПА РФ – советники Сергей Насонов, Евгений Рубинштейн, Игорь Пастухов, которые включаются в состав соответствующих рабочих групп.

Что касается недопуска адвокатов к задержанных во время протестных акций в Москве в конце июля – начале августа со ссылкой на введение плана «Крепость», то ФПА отреагировала на них обращениями к руководству ГСУ Следственного комитета РФ по г. Москве, ГУ МВД России по г. Москве, прокуратуры г. Москвы с просьбой привлечь виновных к ответственности.

Говоря об изменениях законодательства, направленных на обеспечение гарантий профессиональных прав адвокатов, Юрий Пилипенко упомянул недавно разработанный ФПА РФ проект закона в этой сфере и сообщил, что другой проект, подготовленный членом СПЧ Юрием Костановым, передан для анализа в МГЮА и МГУ. Он еще раз поблагодарил Юрия Артемьевича за поправки в УПК, которые во многом благодаря его усилиям и авторитету были внесены в Государственную Думу Президентом РФ в 2017 г. (Федеральный закон от 17 апреля 2017 г. № 73-ФЗ).

Кроме того, президент ФПА РФ информировал, что член Совета АП Белгородской области Борис Золотухин выразил готовность обобщить ошибки прав адвокатов, влекущие риск привлечения к уголовной ответственности, а советник ФПА РФ Сергей Макаров – практику отказов в предоставлении информации по адвокатскому запросу. Также он рассказал о плане организовать учебу членов комиссий и уполномоченных по защите профессиональных прав адвокатов.

Дополнительная информация будет опубликована в ближайшее время.

Мария Петелина, Светлана Рогоцкая

Тема: Корпорация

Контакты

362015, РСО-Алания, г.Владикавказ, пр.Коста, 15

(8672)40-45-64

ap-rso@yandex.ru

Подписаться на новости

Подписаться на новости ФПА РФ могут только зарегистрированные пользователи

Обратная связь